Образцы исков
Категории раздела
Разные документы [93]
Для получения кредита [10]
Библиотека бухгалтера [20]
Тем кто ищет работу [83]
Учредительные документы [63]
Как заполняется характеристика [68]
Заявления и обращения [89]
Как обратиться в суд [86]
Ответственность представителя [45]
Что такое декларация [44]
Распоряжения и приказы [65]
Акты на предприятии [87]
Закрепление обязанностей [13]
Трудовые отношения [53]
Пользование имуществом [67]
Как правильно подарить [29]
Договоры [76]
Вход на сайт
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 56
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вторник, 14.07.2020, 01:40
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход

БЕСПЛАТНАЯ ЮРКОНСУЛЬТАЦИЯ

Москва +74999384765, Санкт-Петербург: +78124256482, Общий: +78003332987

Каталог заявлений
Главная » Статьи » Распоряжения и приказы

Решения верховного суда образец

Решение Верховного Суда РФ от 08.04.2014 N АКПИ14-40 ·
  • Документ в интернет-версии ·
  • Скачать
  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    Именем Российской Федерации

    РЕШЕНИЕ

    от 8 апреля 2014 г. N АКПИ14-40

    Верховный Суд Российской Федерации в составе:

    судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А.,

    при секретаре Б.,

    с участием прокурора Степановой Л.Е.,

    рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Малое предприятие "АРС" о признании недействующими абзаца второго пункта 8 технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 г. N 720, приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 26 января 2012 г. N 20 "Об утверждении Порядка оснащения транспортных средств, находящихся в эксплуатации, включая специальные транспортные средства, категории M, используемых для коммерческих перевозок пассажиров, и категории N, используемых для перевозки опасных грузов, аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS",

    установил:

    постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 г. N 720 утвержден технический регламент о безопасности колесных транспортных средств (далее - Технический регламент), абзацем вторым пункта 8 которого установлено, что порядок оснащения указанной аппаратурой транспортных средств, находящихся в эксплуатации, определяется Министерством транспорта Российской Федерации по согласованию с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти. Постановление опубликовано 21 сентября 2009 г. в Собрании законодательства Российской Федерации, 23 сентября 2009 г. в "Российской газете".

    Во исполнение пункта 8 Технического регламента приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 26 января 2012 г. N 20 утвержден Порядок оснащения транспортных средств, находящихся в эксплуатации, включая специальные транспортные средства, категории M, используемых для коммерческих перевозок пассажиров, и категории N, используемых для перевозки опасных грузов, аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS" (далее - приказ Минтранса России от 26 января 2012 г. N 20). Приказ зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 21 февраля 2012 г. N 23281, и опубликован 2 марта 2012 г. в "Российской газете".

    Общество с ограниченной ответственностью "Малое предприятие "АРС" обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими абзаца второго пункта 8 Технического регламента, приказа Минтранса России от 26 января 2012 г. N 20.

    По мнению заявителя, абзац второй пункта 8 Технического регламента, наделяющий Минтранс России полномочиями определять порядок оснащения указанной аппаратурой транспортных средств, находящихся в эксплуатации, и приказ Минтранса России от 26 января 2012 г. N 20, утвердивший этот порядок, противоречат пункту 3 статьи 4 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (далее - Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ), согласно которому федеральные органы исполнительной власти вправе издавать в сфере технического регулирования акты только рекомендательного характера, пункту 3 части 2 статьи 7 Федерального закона от 14 февраля 2009 г. N 22-ФЗ "О навигационной деятельности" (далее - Федеральный закон от 14 февраля 2009 г. N 22-ФЗ), которым Правительство Российской Федерации наделено полномочиями устанавливать порядок оснащения средствами навигации объектов навигационной деятельности в целях обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации, повышения эффективности управления движением транспортных средств, уровня безопасности перевозок пассажиров, специальных и опасных грузов.

    В обоснование своих требований заявитель указал, что приказ Минтранса России от 26 января 2012 г. N 20 принят ненадлежащим федеральным органом исполнительной власти, по своему содержанию не отвечает принципу формальной определенности, вытекающему из конституционного принципа равенства всех перед судом и законом, допускает неограниченное усмотрение в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу.

    В судебном заседании представители ООО "Малое предприятие "АРС" С.Ю. А. поддержали заявленные требования и просили их удовлетворить в полном объеме.

    Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Минтрансу России (поручение от 22 января 2014 г. N СП-П9-389).

    Представители Правительства Российской Федерации, Минтранса России К.Д. С.А. представитель Министерства юстиции Российской Федерации К.М. возражали против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на то, что Технический регламент разработан Правительством Российской Федерации в соответствии с полномочиями, предоставленными Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ, Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", оспариваемая норма не противоречит положениям Федерального закона от 14 февраля 2009 г. N 22-ФЗ. Приказ от 26 января 2012 г. N 20 издан Минтрансом России в соответствии с пунктом 8 Технического регламента, согласован в установленном порядке с Федеральной службой по надзору в сфере транспорта, на проект получено положительное заключение Министерства экономического развития Российской Федерации, проведена антикоррупционная экспертиза, по результатам которой коррупциогенные факторы не выявлены, и не нарушает права и законные интересы заявителя.

    Выслушав объяснения представителей заявителя, заинтересованных лиц, исследовав материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е. полагавшей, что заявление подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации находит заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

    В силу части первой статьи 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.

    Технический регламент утвержден Правительством Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ и устанавливает требования к безопасности колесных транспортных средств при их выпуске в обращение на территории Российской Федерации и их эксплуатации независимо от места их изготовления в целях защиты жизни и здоровья граждан, охраны окружающей среды, защиты имущества физических и юридических лиц, государственного или муниципального имущества и предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей колесных транспортных средств.

    Федеральный закон от 14 февраля 2009 г. N 22-ФЗ, разграничивая полномочия в сфере навигационной деятельности, относит установление порядка оснащения средствами навигации объектов навигационной деятельности в целях обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации, повышения эффективности управления движением транспортных средств, уровня безопасности перевозок пассажиров, специальных и опасных грузов к полномочиям Правительства Российской Федерации (пункт 3 части 2 статьи 7) .

    Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 5 июля 2005 г. N 289-О, прямое указание федерального закона на конкретный орган или уровень власти, на который возлагается реализация полномочий, предусмотренных данным федеральным законом, обязывает именно этот орган или уровень власти реализовать предоставленные полномочия. По смыслу приведенной позиции, Правительство Российской Федерации, которое в силу части 1 статьи 115 Конституции Российской Федерации издает постановления и распоряжения на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации, действуя в рамках полномочий, делегированных ему федеральным законом, не вправе самостоятельно, на основе собственного решения передавать реализацию этих полномочий или их части другим органам публичной власти.

    Следовательно, установив в абзаце втором пункта 8 Технического регламента полномочия Минтранса России по определению порядка оснащения средствами навигации объектов навигационной деятельности, Правительство Российской Федерации вышло за пределы своей компетенции, установленной Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации в области осуществления навигационной деятельности.

    Кроме того, федеральные органы исполнительной власти не наделены Федеральным законом от 14 февраля 2009 г. N 22-ФЗ какими-либо полномочиями в сфере навигационной деятельности, а в сфере технического регулирования согласно пункту 3 статьи 4 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ вправе издавать акты только рекомендательного характера.

    С учетом изложенного подлежит признанию недействующим приказ Минтранса России от 26 января 2012 г. N 20, поскольку принят по вопросу, который не мог быть урегулирован нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти.

    При этом в соответствии с пунктом 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 г. N 48 суд вправе принять решение об удовлетворении заявления без исследования других обстоятельств по делу, в том числе содержания оспариваемого акта.

    Согласно части 2 статьи 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

    Руководствуясь статьями 194 - 199. 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

    решил:

    заявление общества с ограниченной ответственностью "Малое предприятие "АРС" удовлетворить.

    Признать недействующими со дня вступления решения в законную силу абзац второй пункта 8 технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 г. N 720, приказ Министерства транспорта Российской Федерации от 26 января 2012 г. N 20 "Об утверждении Порядка оснащения транспортных средств, находящихся в эксплуатации, включая специальные транспортные средства, категории M, используемых для коммерческих перевозок пассажиров, и категории N, используемых для перевозки опасных грузов, аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS".

    Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

    Решение Верховного Суда РФ от 04.04.2014 N АКПИ14-281 ·
  • Документ в интернет-версии ·
  • Скачать
  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    Именем Российской Федерации

    РЕШЕНИЕ

    от 4 апреля 2014 г. N АКПИ14-281

    Верховный Суд Российской Федерации в составе:

    судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К.,

    при секретаре С.А.,

    с участием прокурора Коробкова Е.И.,

    рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению С.Н. о признании недействующим пункта 1.9 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПин 2.4.1.3049-13 "Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных организаций", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 15 мая 2013 г. N 26,

    установил:

    санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПин 2.4.1.3049-13 "Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных организаций" утверждены постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 15 мая 2013 г. N 26 (далее - Санитарные правила). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (Минюст России) 29 мая 2013 г. регистрационный номер 28564, опубликован в "Российской газете", 2013 г. 19 июля.

    Пунктом 1.9 Санитарных правил установлено, что количество детей в группах дошкольной образовательной организации общеразвивающей направленности определяется исходя из расчета площади групповой (игровой) комнаты - для групп раннего возраста (до 3-х лет) не менее 2,5 метров квадратных на 1 ребенка и для дошкольного возраста (от 3-х до 7-ми лет) - не менее 2,0 метров квадратных на одного ребенка, фактически находящегося в группе.

    С.Н. оспорила в Верховном Суде Российской Федерации приведенную норму, считая ее противоречащей положениям главы III Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", статей 309. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 6.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и нарушающей права ее ребенка на получение качественного дошкольного образования, нормальные условия пребывания в дошкольной образовательной организации. В обоснование заявленного требования ссылается на то, что согласно ранее действовавшим санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам при определении площади групповой (игровой) комнаты в расчет принималось списочное, а не фактическое количество детей, находящихся в группе вновь установленный порядок расчета не позволяет создать при реализации образовательных программ условия для охраны здоровья обучающихся, вынуждает дошкольные образовательные организации либо в одностороннем порядке отказываться от исполнения принятых на себя обязательств в соответствии с заключенными договорами, либо совершать административное правонарушение, принимая детей сверх установленного норматива, обоснованность которого не подтверждена соответствующим экспертным заключением.

    Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) и Минюст России в своих возражениях указали на то, что нормативный правовой акт, оспариваемый в части, утвержден полномочным должностным лицом, осуществляющим государственный санитарно-эпидемиологический надзор, пункт 1.9 Санитарных правил не противоречит действующему законодательству, законодательные акты, на которые ссылается заявитель, имеют иной предмет правового регулирования и не регламентируют вопросы, связанные с организацией режима работы дошкольных образовательных организаций, обоснованность установленных нормативов подтверждена заключением эксперта Комиссии по государственному санитарно-эпидемиологическому нормированию.

    С.Н. в судебное заседание, о котором извещена надлежащим образом, не явилась. Ходатайство заявителя об обеспечении ее участия в судебном заседании путем организации видеоконференц-связи судом отклонено, поскольку причин, объективно препятствующих явке в суд, она не сообщила и для защиты прав личности и достижения целей правосудия нет необходимости заслушать ее устные пояснения. Разрешение настоящего дела не требует установления фактических обстоятельств, связано с юридической оценкой оспариваемой правовой нормы, обязанность по доказыванию законности которой возлагается на орган, издавший эту норму.

    Обсудив доводы заявителя, выслушав возражения представителей Роспотребнадзора М. Я. и представителя Минюста России К. проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И. полагавшего пункт 1.9 Санитарных правил в части слов "фактически находящегося в группе" не соответствующим действующему законодательству. Верховный Суд Российской Федерации считает данный пункт в указанной части подлежащим признанию недействующим.

    В силу пункта 2 статьи 38 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" разработка санитарных правил должна предусматривать, в частности, определение санитарно-эпидемиологических требований предотвращения вредного воздействия факторов среды обитания на здоровье населения, установление критериев безопасности и (или) безвредности, гигиенических и иных факторов среды обитания.

    Санитарные правила утверждены Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации во исполнение полномочий, предоставленных пунктом 1 статьи 39 названного Федерального закона, и согласно их пункту 1.1 направлены на охрану здоровья детей при осуществлении деятельности по воспитанию, обучению, развитию и оздоровлению, уходу и присмотру в дошкольных образовательных организациях, а также при осуществлении услуг по развитию детей (развивающие центры) в дошкольных организациях независимо от вида, организационно-правовых форм и форм собственности.

    Пункт 1.9 Санитарных правил предписывает определять количество детей в группах дошкольной образовательной организации исходя из расчета площади групповой (игровой) комнаты по нормативам площади, приходящейся на 1 ребенка, фактически находящегося в группе.

    Установленные нормативы площади на 1 ребенка (2,5 или 2,0 кв.м в зависимости от возраста ребенка) сами по себе не противоречат каким-либо нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. Данные нормативы были предусмотрены и ранее действовавшими санитарными правилами, позволяют обеспечить уровень безопасности, гарантирующий безвредную и благоприятную среду обитания в период пребывания детей в образовательной организации, что следует из заключения на проект Санитарных правил главного эксперта Комиссии по государственному санитарно-эпидемиологическому нормированию кандидата медицинских наук Б.

    Вместе с тем пункт 1.9 Санитарных правил предусматривает применение этих нормативов не с учетом количества детей в группе, а исходя из количества фактически находящихся в группе детей.

    Такая правовая норма не осуществляет санитарно-эпидемиологическое нормирование факторов среды обитания и условий жизнедеятельности человека, не устанавливает какие-либо гигиенические нормативы. Предметом регулирования этой нормы являются отношения, связанные с организацией режима работы дошкольных образовательных организаций, укомплектованием групп дошкольных организацией, что не относится к полномочиям Главного государственного санитарного врача Российской Федерации, осуществляющего в силу пункта 3 статьи 46 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" организацию федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора.

    Пункт 1.9 Санитарных правил в части, регулирующей вопросы, не относящиеся к компетенции Роспотребнадзора, по своему содержанию является также неопределенным, не позволяет установить, на какой момент и по каким критериям определять количество детей, фактически находящихся в группе.

    Оспариваемая правовая норма допускает комплектование групп в дошкольных образовательных организациях с превышением установленных нормативов, условием соблюдения которых будет являться лишь фактическое отсутствие части детей в отдельные дни. Фактическое же присутствие всех принятых в группу детей приведет к нарушению установленных санитарно-эпидемиологических требований к условиям отдыха, воспитания и обучения детей.

    Следовательно, пункт 1.9 Санитарных правил может привести к несоблюдению установленных гигиенических нормативов, ненадлежащему исполнению дошкольной образовательной организацией принятых на себя по договору с родителями детей обязательств, оказанию некачественных образовательных услуг, что нарушает права и законные интересы родителей, в том числе заявителя, и не соответствует статьям 42. 43 Конституции Российской Федерации, гарантирующим каждому благоприятную окружающую среду и право на образование, Федеральному закону "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", статье 5 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации", статьям 309. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых обязательства должны исполняться надлежащим образом, а также статье 4 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", закрепляющей обязанность исполнителя оказать потребителю услугу, качество которой соответствует договору, и право потребителя на получение услуги такого качества.

    С учетом изложенного и руководствуясь статьями 194 - 199. 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

    решил:

    заявление С.Н. удовлетворить частично.

    Признать недействующим со дня вступления настоящего решения в законную силу пункт 1.9 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПин 2.4.1.3049-13 "Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных организаций", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 15 мая 2013 г. N 26, в части, определяющей установленные в этом пункте нормативы исходя из площади (групповой) игровой комнаты на одного ребенка, фактически находящегося в группе.

    В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

    Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

    Анонсы

    О главных направлениях работы по защите детей – в интервью портала ГАРАНТ.РУ с Уполномоченным по правам ребенка в г. Москве Евгением Бунимовичем .

    Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Верховного Суда РФ от 17 февраля 2015 г. N АКПИ14-1454 Об оспаривании пункта 1.3 и абзаца второго пункта 5.7 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 «Профилактика туберкулеза», утв. постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 22 октября 2013 г. № 60

    Обзор документа

    Решение Верховного Суда РФ от 17 февраля 2015 г. N АКПИ14-1454 Об оспаривании пункта 1.3 и абзаца второго пункта 5.7 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 «Профилактика туберкулеза», утв. постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 22 октября 2013 г. № 60

    Именем Российской Федерации

    Верховный Суд Российской Федерации в составе:

    судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.

    при секретаре Паршине Н.А.

    с участием прокурора Степановой Л.Е.,

    рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Титаевой А.В. о признании недействующими пункта 1.3 и абзаца второго пункта 5.7 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 Профилактика туберкулеза, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22 октября 2013 г. № 60, установил:

    постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22 октября 2013 г. № 60 утверждены Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.2.3114-13 Профилактика туберкулеза (далее - Правила). Постановление зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 мая 2014 г. регистрационный № 32182.

    Согласно пункту 1.3 Правил их соблюдение является обязательным для физических и юридических лиц. Пункт 5.2 Правил устанавливает, что проба Манту проводится 2 раза в год детям, не вакцинированным против туберкулеза по медицинским противопоказаниям, а также не привитым против туберкулеза по причине отказа родителей от иммунизации ребенка, до получения ребенком прививки против туберкулеза. Пункт 5.7 Правил предусматривает, что дети, туберкулинодиагностика которым не проводилась, допускаются в детскую организацию при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания (абзац второй).

    Титаева А.В. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 1.3, 5.2 и абзаца второго пункта 5.7 Правил, ссылаясь на то, что они противоречат пункту 3 статьи 7 Федерального закона от 18 июня 2001 г. № 77-ФЗ О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации (далее - Федеральный закон от 18 июня 2001 г. № 77-ФЗ), статье 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации (далее - Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ), а также Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации (далее - Федеральный закон об образовании) и нарушают ее право как родителя несовершеннолетнего ребенка в возрасте до пятнадцати лет на добровольное согласие на медицинское вмешательство над ее несовершеннолетним ребенком, а также право ее несовершеннолетней дочери на получение образования.

    В судебном заседании Титаева А.В. уточнив требования, просила признать недействующими пункт 1.3 и абзац второй пункта 5.7 Правил, поскольку данные нормы исключают возможность получения добровольного согласия родителей несовершеннолетних детей в возрасте до пятнадцати лет на добровольное медицинское вмешательство и обязывают подвергать своего ребенка, у которого не выявлено каких-либо признаков, указывающих на возможное заболевание туберкулезом, медицинскому вмешательству, а именно туберкулинодиагностике посредством пробы Манту либо осмотра врачом- фтизиатром, а также предписывают не допускать в детскую организацию, то есть отказывают в праве на образование указанным несовершеннолетним детям при отсутствии заключения врача-фтизиатра.

    Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор) и Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) в письменных возражениях на заявление указали, что оспариваемые нормы не противоречат федеральным законам либо другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушают прав и свобод заявителя.

    Выслушав объяснения заявителя, возражения представителей Роспотребнадзора Минеевой О.Н. Фроловой Н.В. представителя Минюста России Чапчи П.В. проверив оспариваемые нормативные положения на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е. полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

    Конституцией Российской Федерации установлено, что каждый имеет право на охрану здоровья, на благоприятную окружающую среду (статьи 41, 42).

    Санитарно-эпидемиологическое благополучие населения является одним из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду.

    Отношения в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения регулируются Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения (далее - Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ), другими федеральными законами, а также принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (статья 4).

    Статьёй 39 названного закона установлено, что на территории Российской Федерации действуют федеральные санитарные правила, утвержденные федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (пункт 1).

    В силу статьи 29 поименованного закона в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории Российской Федерации, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медицинских осмотров, профилактических прививок, гигиенического воспитания и обучения граждан (пункт 1).

    Согласно Положению о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. № 322, Роспотребнадзор является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере защиты прав потребителей, разработке и утверждению государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов, а также по организации и осуществлению федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей (пункт 1). Осуществляет разработку и утверждение государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов, а также разработку обязательных требований в сфере защиты прав потребителей (пункт 5.8 (1) Положения).

    Руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в силу пункта 8 названного положения является Главный государственный санитарный врач Российской Федерации.

    Таким образом, Правила утверждены Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в соответствии с предоставленными ему полномочиями в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, и устанавливают требования к комплексу организационных, лечебно-профилактических, санитарно-противоэпидемических (профилактических), дезинфекционных мероприятий, полное и своевременное проведение которых обеспечивает раннее выявление, предупреждение распространения заболеваний туберкулезом среди населения (пункты 1.1 и 1.2).

    Статьей 10 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ установлены обязанности граждан в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в частности граждане обязаны: выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания. Согласно пункту 3 статьи 39 данного закона соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

    Оспариваемый заявителем пункт 1.3 Правил полностью соответствует приведенным положениям закона и фактически их воспроизводит.

    Федеральный закон от 18 июня 2001 г. № 77-ФЗ устанавливает правовые основы осуществления государственной политики в области предупреждения распространения туберкулеза в Российской Федерации в целях охраны здоровья граждан и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (преамбула).

    Данным законом противотуберкулезная помощь определена как совокупность социальных, медицинских, санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, направленных на выявление, обследование и лечение, в том числе обязательные обследование и лечение, диспансерное наблюдение и медицинскую реабилитацию больных туберкулезом и проводимых при оказании медицинской помощи в амбулаторных или стационарных условиях в порядке, установленном этим федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Профилактика туберкулеза - комплекс мероприятий, направленных на предупреждение возникновения, распространения туберкулеза, а также раннее его выявление (статья 1).

    Пункты 2 и 3 статьи 7 Федерального закона от 18 июня 2001 г. № 77-ФЗ закрепляют обязательное условие при оказании противотуберкулезной помощи гражданам - наличие информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство, за исключением случаев, предусмотренных статьями 9 и 10 данного закона и другими федеральными законами (пункт 2).

    Противотуберкулезная помощь несовершеннолетнему в возрасте до пятнадцати лет или больному наркоманией несовершеннолетнему в возрасте до шестнадцати лет оказывается при наличии информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство одного из его родителей или иного законного представителя, лицу, признанному в установленном законом порядке недееспособным, если такое лицо по своему состоянию не способно дать информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, - при наличии информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных статьями 9 и 10 указанного федерального закона и другими федеральными законами (пункт 3).

    Вместе с тем статья 10 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ предусматривает, что граждане обязаны заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей и не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

    Установленное вторым абзацем пункта 5.7 Правил требование о допуске детей, туберкулинодиагностика которым не проводилась, в детскую организацию при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания, направлено на предупреждение возникновения, распространения туберкулеза, а также соблюдение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

    Оспариваемое положение пункта 5.7 Правил не противоречит приведенным нормам закона, так как не регулирует отношения, связанные с оказанием противотуберкулезной помощи несовершеннолетнему в возрасте до пятнадцати лет, а также не предусматривает медицинского вмешательства без информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на такое вмешательство, закрепленного в статье 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ.

    Не устанавливает оспариваемое положение и ограничений прав на образование в Российской Федерации гарантированных Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ.

    Поскольку оспариваемые нормативные положения не нарушают права и законные интересы заявителя, не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, то в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать.

    Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

    в удовлетворении заявления Титаевой А.В. о признании недействующими пункта 1.3 и абзаца второго пункта 5.7 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 Профилактика туберкулеза, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22 октября 2013 г. № 60, отказать.

    Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

    Судья Верховного Суда Российской Федерации

    А.М. Назарова

    Обзор документа

    Оспаривались некоторые нормы СанПиН, направленные на профилактику туберкулеза.

    Согласно этим положениям данные правила обязательны для физических и юридических лиц.

    Также они устанавливают, что проба Манту проводится 2 раза в год детям, не вакцинированным против туберкулеза по медпротивопоказаниям, а также не привитым против туберкулеза по причине отказа родителей от иммунизации ребенка, до получения последним прививки.

    Дети, туберкулинодиагностика которым не проводилась, допускаются в детскую организацию при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания.

    Как указала заявительница, эти нормы нарушают ее право как родителя на добровольное согласие на медвмешательство над ее несовершеннолетним ребенком, а также право последнего на получение образования.

    Так, нормы исключают возможность получения добровольного согласия родителей на указанное медвмешательство и обязывают подвергать своего ребенка (у которого не выявлено каких-либо признаков наличия туберкулеза) медвмешательству - туберкулинодиагностике посредством пробы Манту либо осмотру врачом-фтизиатром.

    Отклоняя такие доводы, ВС РФ разъяснил следующее.

    Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения обязывает граждан выполнять требования в т. ч. санитарного законодательства.

    Граждане обязаны заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других лиц на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

    Оспариваемые же нормы фактически воспроизводят содержание приведенных положений.

    Нормы не предусматривает медвмешательства без информированного добровольного согласия гражданина (или его законного представителя), закрепленного в Законе об основах охраны здоровья граждан.

    Соответственно, нормы не противоречат законодательству.

    Давайте дружить!

    © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2015. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

    Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС". Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования материалов портала.

    Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

    ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 107076, г. Москва, ул. Стромынка, д. 19, к. 2, internet@garant.ru .

    8-800-200-88-88

    (бесплатный междугородный звонок)

    Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

    История

    Как известно, после Октябрьского вооруженного восстания, провозгласившего власть Советов, действовавшая до 1917 года судебная система Российской Империи, полностью утратившая к этому времени свою дееспособность, была сломана.

    24 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР опубликовал текст первого нормативного акта о суде, известного как Декрет № 1 «О суде». В нем от имени новой власти объявлялось об упразднении окружных судов, окружных судебных палат, правительствующего сената, военных и морских судов всех наименований, и замене всех этих учреждений судами, образуемыми на основании демократических выборов. Прекращали свою деятельность доныне существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры.

    19 декабря 1917 года Народный комиссариат юстиции издал Инструкцию «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний». Этим актом устанавливалась подсудность дел новым судебным учреждениям, состав суда, порядок рассмотрения дел и меры наказания, которые может назначать ревтрибунал, «руководствуясь обстоятельствами дела и велениями революционной совести»

    В районах, городах, волостях и уездах осуществление правосудия передавалось местным народным судам, которые должны были действовать в составе судьи и двух народных заседателей. Подсудность дел местным народным судам была весьма ограниченной. По существу они разрешали лишь дела о незначительных правонарушениях и гражданские споры. В противовес прежнему всесословному суду, новый суд провозглашался как «орган привлечения именно бедноты поголовно к государственному управлению (ибо судебная деятельность есть одна из функций государственного управления), — что суд есть орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, — что суд есть орудие воспитания к дисциплине»

    11 июня 1918 года вместо Кассационного отделения Наркомата юстиции был учрежден Кассационный отдел при ВЦИК Советов для рассмотрения кассационных жалоб и протестов на приговоры всех революционных трибуналов (кроме Ревтрибунала при ВЦИК Советов). Его можно рассматривать в качестве первого в Советской республике судебного органа, в задачу которого входила координация деятельности революционных трибуналов в масштабе всей Республики, помимо исправления конкретных ошибок местных трибуналов. Председателем Кассационного отдела стал О.Я. Карклин.

    23 июня 1921 года принят Декрет «Об объединении всех революционных трибуналов Республики», предусматривавшем очередную реорганизацию судебной системы. В соответствии с Декретом «в качестве единого кассационного органа и органа ближайшего надзора для всех действующих на территории РСФСР трибуналов, а также для судебного учреждения для дел особой важности» создавался Верховный трибунал при ВЦИК РСФСР, который стал единым кассационным органом и органом надзора над всеми действовавшими на территории РСФСР трибуналами, а также судом первой инстанции для дел особой важности.Именно ему надлежало стать предшественником Верховного Суда РСФСР.

    Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 года принято Положение о судоустройстве РСФСР, которое вводилось в действие с 1 января 1923 года.

    В соответствии с Положением, в РСФСР формировалась единая трехзвенная система судебных учреждений :

    1) народный суд:

    - в составе постоянного народного судьи

    - в составе постоянного народного судьи и двух народный заседателей

    2) губернский суд

    3) Верховный Суд РСФСР.

    4 января 1923 года Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление о временном составе Верховного Суда РСФСР, который был объявлен 10 января 1923 года приказом № 1 по Верховному Суду. В этом приказе говорилось, что «Верховный трибунал ВЦИК именуется впредь с 1-го января, согласно „Положения о судоустройстве“, — Верховный Суд РСФСР».

    К компетенции Верховного Суда РСФСР отнесено осуществление судебного контроля над всеми без исключения судами Республики. Он рассматривал в кассационном порядке дела, решенные губернскими судами, и в порядке надзора — дела, разрешенные любыми судами. В качестве суда первой инстанции рассматривал дела особой государственной важности по специально установленной подсудности.

    Надзорные функции Наркомата юстиции отошли к Верховному Суду РСФСР.

    Верховный Суд РСФСР действовал в составе :

    а) Президиума

    б) пленарного заседания

    в) кассационных коллегий по уголовным и гражданским делам

    г) судебной коллегии

    д) военной коллегии

    е) военно-транспортной коллегии

    ж) дисциплинарной коллегии.

    Декретом ВЦИК и СНК от 1 февраля 1923 года вместо одной судебной коллегии в составе Верховного Суда РСФСР созданы две судебные коллегии — по уголовным и гражданским делам.

    В автономных республиках и областях по специальному постановлению Президиума ВЦИК образовывались отделения Верховного Суда РСФСР.

    Первым Председателем Верховного Суда РСФСР стал Петр (Петерис) Иванович (Янович) Стучка.

    В состав Президиума Верховного Суда РСФСР входили . Председатель Верховного Суда РСФСР, его заместитель, председатели кассационных коллегий, военной и военно-транспортной коллегий.

    По рассматриваемым вопросам Президиум был вправе выносить постановления об отмене в порядке надзора приговоров нижестоящих судов, других решений и определений с передачей дела на новое судебное рассмотрение соответствующей коллегии Верховного Суда РСФСР. Президиум занимался также разработкой проектов законоположений на основе обобщения судебной практики Верховного Суда, которые направлялись в Народный комиссариат юстиции, а также давал заключения по тем же вопросам. Спустя несколько лет надзорные полномочия Президиума Верховного Суда РСФСР были закреплены законодательно Положением о судоустройстве РСФСР, утвержденном постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 года.

    Пленарные заседания Верховного Суда РСФСР предусматривали присутствие членов этого суда и признавались полномочными при наличии не менее половины всего их количества. Проходили они под руководством председателя Верховного Суда или его заместителя при обязательном присутствии прокурора Республики или его старшего помощника.

    К компетенции Пленума относилось . истолкование законов по вопросам судебной практики рассмотрение дел в порядке надзора отмена и изменение приговоров и определений коллегий Верховного Суда или иного суда Республики по предложениям Президиума ВЦИК Советов, прокурора Республики, Президиума Верховного Суда и по протестам председательствовавших в заседаниях коллегий Верховного Суда или их прокуроров выборы дисциплинарной коллегии Верховного Суда рассмотрение других вопросов, вносимых в Пленум Верховного Суда РСФСР.

    30 января 1928 года ВЦИК Советов и СНК РСФСР приняли постановление «О порядке руководства судебными органами РСФСР»Как указывалось в Постановлении, это сделано в целях обеспечения единства управления всеми отраслями деятельности Народного комиссариата юстиции и, в особенности, чтобы было «обеспечено руководство и управление в отношении прокуратуры и судебных органов». С этого времени вся работа по руководству судами оказалась сосредоточенной в Наркомате юстиции РСФСР. Прокурор Республики наделялся правом опротестовывать Народному комиссару юстиции "содержание информаций и информационных писем Верховного Суда РСФСР на предмет их отмены или изменения, что обосновывалось необходимостью обеспечения «единства судебной практики и управления судебными органами». Кроме того, в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 30 января 1928 года Наркомюсту предлагалось изменить стиль руководства губернскими и народными судами, выдвинув на первый план работу по наполнению их деятельности общественно-политическим содержанием.

    С середины 1943 года члены Верховного Суда и сотрудники аппарата входили в различные комиссии по определению ущерба, нанесенного российским судам немецко-фашистскими захватчиками. По мере наступления советских войск и освобождении временно оккупированных местностей действовавшие в прифронтовой полосе военные трибуналы снова преобразовывались в обычные суды.

    Война унесла многие миллионы человеческих жизней, что безусловно отразилось и на судах. В судебной системе отмечался острый дефицит кадров. Такое положение вынуждало принимать на работу судьями людей, не имевших специального образования. В результате этого к концу войны из 7 тыс. судей работавших в судах РСФСР, лишь 10% имели высшее юридическое образование. Со средним образованием было 24,1% судей, остальные имели незаконченное среднее и начальное образование.

    25 сентября 1948 года было утверждено Положение о выборах народных судей, в которое впоследствии дважды вносились изменения. В соответствии с Положением народные судьи избирались гражданами сроком на три года на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании.

    27 октября 1960 года Верховный Совет РСФСР принят закон «О судоустройстве РСФСР». Указами Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 февраля 1964 года и от 18 августа 1972 года в этот Закон были внесены изменения и дополнения, направленные на его совершенство.

    В апреле 1978 года принята новая Конституция РСФСР, в которой традиционно воспроизводились основополагающие нормы общесоюзного Основного Закона, в том числе, относящиеся к организации суда и правосудию. Имелась специальная глава (21), посвященная вопросам судоустройства и осуществления правосудия.

    11 апреля 1991 года состоялось совместное заседание Президиума Верховного Суда РСФСР и коллегии Министерства юстиции РСФСР, на которое были приглашены председатели Верховных судов республик, краев, областей, представители юридической науки и практические работники. На нем принято постановление о созыве Съезда судей. Главный вопрос повестки дня, который предполагалось вынести на обсуждение Первого Съезда судей — «Концепция и основные правовые акты судебной реформы».

    20 июля 1991 года Президент РФ издал Указ «О прекращении деятельности организационных политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР», в соответствии с которым распускались партийные структуры, через которые осуществлялось воздействие на систему правосудия.

    19 августа 1991 года было объявлено об образовании государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), который в свою очередь объявил о принятии на себя государственной власти в стране. Однако Указом Президента РСФСР Б.Н. Ельцина ГКЧП объявлен антиконституционным, а действия его организаторов квалифицированы как государственный переворот.

    17 октября 1991 года в Москве открылся Первый Всероссийский съезд судей.

    В мае-июле 1992 года были приняты Законы "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР, которыми давалась принципиально новая регламентация рассмотрения большой категории уголовных и гражданских дел. Бывшая Военная коллегия Верховного Суда СССР включалась в состав организационно-штатной структуры Верховного Суда РСФСР с соответствующим изменением названия. Установлена возможность разрешения ряда категорий дел судьей единолично, что смягчило появившуюся напряженность, которая сложилась в судах ввиду нехватки народных заседателей, а также вследствие роста судимости и преступности.

    В октябре 2003 года Пленум Верховного Суда РФ, обобщив практику рассмотрения судами дел с применением общепризнанных принципов и норм международного права, принял соответствующее постановление, включавшее в себя такие рекомендации нижестоящим судам, которые стали основой к дальнейшему совершенствованию правосудия в России, более тесной интеграции правоприменительной системы нашей страны в европейское и мировое правовое пространство. Этими рекомендациями судам разъяснялись понятия и необходимые условия, определяющие возможность непосредственного применения международных договорных норм, раскрывалось значение общепризнанных принципов и норм международного права в правоприменительной практике, особенности их реализации на внутригосударственном уровне.

    Место в судебной системе

    Верховный Суд Российской Федерации действует в составе судей, включая Председателя Верховного Суда Российской Федерации, первого заместителя и заместителей Председателя, председателя Кассационной коллегии, председателей Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

    Источники: www.consultant.ru, www.consultant.ru, www.garant.ru

    ;
    Категория: Распоряжения и приказы | Добавил: stodmit (13.06.2015)
    Просмотров: 475 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Copyright MyCorp © 2020
    Конструктор сайтов - uCoz